Индивидуальная психотерапия
Семейная терапия
Профессорский консилиум
Программа премиум
Программа премиум
Клиника лечения зависимостей
Амбулаторный центр
Лечебно оздоровительный комплекс
Лечение Созависимости
Открыты для вас 24 ЧАСА В СУТКИ

«Я был лучшим примером того, насколько можно быть безнадежным»

31 Августа 2012

Председатель совета директоров семейной клиники Rehab Family Михаил Сагалаев — о том, как вернуться из антижизни в жизнь и помочь это сделать другим.

Как получилось, что вы занялись клиникой психического здоровья?
- Я сам себе до сих пор на этот вопрос отвечаю. Если бы я раньше видел всю картину целиком, то испугался бы и сказал: может, как-нибудь потом. Много трудностей, с которыми приходится сталкиваться ежедневно. Это иллюзия, что открытие частной клиники – это бизнес-проект. Финансовый рост сам по себе для нас не стимул. Скорее, каждодневное развитие нашего профессионализма, социальной ответственности и искреннее желание помочь каждому, кто в нас нуждается.

Люди, которые к вам приходят, представляют себе, что с ними случится?
- Как правило, нет. Я сам был в похожем центре, и для меня многое стало открытием. Я знал, что пить и употреблять наркотики плохо, но не понимал, как это связано со мной. Главная задача клиники в том, чтобы открыть человеку глаза на то, что с ним происходит, и пробудить в нем желание изменить ситуацию.>

Многие клиники исключают из лечения момент возвращения в социум. Вы же как раз на этом моменте и строите свою концепцию…
- Многие клиники борются с физической зависимостью: поставили капельницу, дали таблеток с собой — и будь здоров. Поэтому и показатели по стране удручают. Когда я слышу  "вылечим за три сеанса", "создан новый препарат", мне не смешно, а больно. Потому что я сам пробовал все:  и бабушек, и врачей в кипенно-белых халатах, которые якобы что-то сделают - и жизнь наладится. Я знаю, что так не бывает. И думаю, что люди, которые этим занимаются, тоже знают. Мы говорим сразу: зависимость - хроническая болезнь. И из-за этой откровенности, бывает, теряем пациентов еще на входе. Зависимость - следствие, а причина в другом. Понимаете, ради забавы употреблять героин - нонсенс, это не экстази, где музыка и танцы. Это антижизнь. Люди впадают в зависимость потому, что не видят другого выхода. А мы хотим показать им, что выход есть.

Но у вас лечатся не только наркоманы и алкоголики?
- Разумеется. К нам обращаются люди с проблемами из области так называемой малой психиатрии: паническими атаками, психосоматическими и невротическими расстройствами, депрессиями. Лечим мы и анорексиков (кстати, женщины с анорексией — самые сложные пациенты). У каждой группы свои психиатры, свои отделения, свои программы. И консультанты - люди, которые преодолели такую же болезнь и могут делиться личным опытом. Это очень важно. Я сам с пациентами накоротке. Они могут пожаловаться на врача, а я могу дать личный совет. А иногда могу и до врача добежать, ему что-то посоветовать.

Вы используете зарубежный опыт или предпочитаете идти своим путем?
- С нами работает доктор Маттео Сельвини, у него крупная школа психотерапии в Италии. К нам приезжает с лекциями Тев Спаркс, ученик Станислава Грофа, первооткрывателя холотропного дыхания (дыхательной техники, вызывающей измененное состояние сознания. - "За рубежом"). У Спаркса свой реабилитационный центр в США. Практика показывает, что если умело соединять традиционные и нетрадиционные методы, можно добиваться весьма высоких результатов.

Почему вы задумались о семейной терапии?
- На мой взгляд, все начинается именно в семье. И мы возвращаемся к первоисточнику проблемы, помогаем семье строить отношения заново. Ведь что получается: нездоровый человек губит себя, и все его близкие вовлечены в эту историю. И если изъять человека из этого круга, то остальные будут как бы звать его назад, пытаясь восстановить былую гармонию. Не со зла, конечно, бессознательно. Чтобы этого не происходило, мы помогаем  членам семьи "разбежаться", заняться собой. Кроме того, мы предостерегаем пациента, чтобы он знал, как надо противостоять вовлечению в этот круг.

Какие стадии лечения проходит пациент вашей клиники?
- Первые три-четыре дня - физическое очищение. После этого у нас для каждого есть расписание на каждый день с учетом происходящих изменений. Минимальная программа - месяц. Бывает, что человек не может находиться у нас больше трех недель, но мы принимаем его, потому что уверены в том, что делаем. И, конечно, работаем над тем, чтобы все-таки он решил остаться на 30 дней.

Из чего состоит программа?
- Мы собираемся на групповую терапию и продвигаемся, между прочим, даже быстрее, чем на индивидуальной. Сеансы терапии чередуются с тренингами, лекциями. Очень важна работа с телом: физкультура, йога, спа. Есть кинотеатр, кабинет для маскотерапии. Читальный зал, в котором много света, воздуха, стоит пианино, поют птички. У нас стало доброй традицией проводить футбольные, волейбольные, баскетбольные матчи, в которых с большим удовольствием принимают участие наши пациенты и специалисты клиники под контролем опытного тренера. Мы не оставляем пациентам времени на то, чтобы сидеть и думать, чего бы "принять на грудь". А большего и изобретать не надо, все на поверхности. 

Что бы вы посоветовали людям, которые столкнулись с зависимостью и хотели бы излечиться?
- Когда меня встречают бывшие соупотребители, они говорят: "Ого, ты живой?" Потому что я был лучшим примером того, насколько можно быть безнадежным. Но после того как ты справился с большой проблемой, становится легче. Ты не можешь стоять на месте, потому что волей-неволей откатишься назад. Это закаляет и дает возможность духовно расти. Поэтому я бы, скорее, не посоветовал, а пожелал таким людям смелости и веры в то, что выздоровление возможно.

Наталья Думко
Журнал «За рубежом»

 



оплата онлайн
навер